реклама

Читайте также

Аудио

Another Nite Another Love
Automatic Lover
Autumn Winter Spring
Forbidden Words
Medicine
On The Radio
Teachers

Веб-сайт

2 голоса
3,0
 
Проголосуйте

Jay-Jay Johanson

Jay-Jay Johanson

Однажды, после выпуска очередного альбома, шведского певца Джей-Джея Йохансона окрестили «Трагедией Швеции». Вполне подходящее прозвище для человека, который когда-то сказал, что лучшие свои песни он пишет тогда, когда пребывает в депрессии. Действительно, лучшим работам Йохансона, выполненным на стыке электронной музыки и традиционной песенной формы, свойственна невероятная, почти физически ощутимая печаль.

Этот печальный парень появился на свет в шведском городке Троллетене в 1969 году. Музыкой Джей-Джей начал заниматься с самых ранних лет — в семь лет — он начал осваивать пианино, к десяти умел играть на кларнете и флейте, в четырнадцать взялся за саксофон. В старших классах он уже писал аранжировки для школьного духового оркестра, а потом стал осваивать гитару и бас, и даже специально поступил в музыкальную школу, чтобы научиться писать аранжировки для струнных инструментов. Несмотря на столь музыкальное детство и отрочество, после школы Джей-Джей решил учиться на графического дизайнера и даже поступил в Лондонскую школу искусств. Тогда у него появилась привычка оставлять на ночь рядом с кроватью блокнот  и карандаш, чтобы записывать свои идеи — этот манёвр очень пригодился ему позже для создания текстов песен.

В возрасте 24 лет Джей-Джей увлёкся ди-джеингом и брэйк-дансом — у него за плечами трёхлетний опыт кручения вертушек в клубах. «Я был ди-джеем в своём родном городе, и тогда в моде у нас было итало-диско, — вспоминает певец. — Я ставил итальянское диско и ранний электро-хип-хоп и был чуть ли не самым крутым парнем в городе». Свой дебютный альбом Whiskey Джей-Джей записал в 1996 году — большую часть музыкального материала для этой пластинки он исполнил самостоятельно. Название альбома сам певец объяснял не только своей страстью к вынесенному в заголовок напитку (а Йохансон действительно страстный поклонник виски, считающий своим долгом непременно пропустить пару стаканчиков перед каждым выступлением), но и тем, что его музыка по воздействию схожа с хорошим виски. «В моём альбоме есть все те же качества, что делают виски столь сильным напитком — ведь он спокоен, как старые песни, но жалит, как этот современный электронный бит», говорил певец. Бесконечно печальные песни, аранжированные в весьма актуальной на то время трип-хоповой стилистике, принесли начинающему артисту некоторый успех в близлежащих к его родной Швеции странах, однако, о по-настоящему массовом признании говорить было рано. Тем не менее, Йохансон довольно активно гастролировал по Европе, выступая в различных небольших клубах, и уже в 1998 году записал вторую пластинку Tattoo. Сам Джей-Джей считал, что ко второй пластинке заметно вырос как автор — поклонники отметили, что тексты новых песен Йохансона стали ещё более личными и проникновенными.

Свою третью пластинку, альбом Poison, Йохансон записывал по новой, непривычной для себя схеме. «Мы пишем эту пластинку как настоящую групповую работу, — делился Джей-Джей с журналистами своими впечатлениями от работы. — Сначала мы записываем все вместе, группой, а потом, когда все уходят, я довожу всё до ума, экспериментирую с электроникой, всякое такое». Именно эта пластинка и принесла Йохансону звание «Трагедии Швеции», равно как и заслуженную популярность во многих странах Европы — не особенно широко известный артист постепенно превращался в настоящего культового персонажа. Свежей работы Йохансона уже ждали — клип на сингл On the Radio моментально запустился в ротацию европейских телеканалов. Новая песня, правда, порядком удивила поклонников — в ней Йохансон не только пустился в эксперименты с синтетическим поп-звучанием в духе 80-х, но и предстал в клипе в довольно неожиданном для себя образе. Его же можно было увидеть и на обложке пластинки Antenna — на ней красовался рыжеволосый худосочный андрогин. Позже Йохансон объяснял, что в его планы вовсе не входило покушение на лавры юного Дэвида Боуи или Мэрилина Мэнсона, сравнения с которыми ему заработала эта обложка. «Просто это была самая лучшая фотография из всей фотосессии, — оправдывался певец. — И вообще, на Дэвида Боуи гораздо больше похож мой брат, а не я».

Популярность альбома Antenna привела к тому, что у Йохансона появилась новая, довольно обширная аудитория, которую необходимо было познакомить с его прежним материалом — так появился сборник Prologue: The Early Years, который был выпущен в том числе и в США. К своему следующему альбому Rush Йохансон решил вернуться к более привычному, эмоциональному и печальному звучанию. Хотя влияние синти-попа 80-х, столь сильное на Antenna, сохранилось и тут — Йохансон просто нашёл способы органичным образом свести воедино все свои прежние искания в области звука и получить в результате свою самую гармоничную и яркую пластинку. Полный же курс эволюции звучания Йохансона завершился на его пластинке The Long Term Physical Effects Are Not Yet Known. Здесь он снова вернулся к джазовым интонациям своих первых работ, но не отказался и от влияния электро и синти-попа. Он также с удивлением признал, что сейчас он счастлив, как никогда, но это совершенно не мешает ему писать отличные песни. Совсем наоборот — он почувствовал, что сейчас стало получаться ещё лучше. Неплохая эволюция для человека, начинавшего с самых печальных песенок на свете.

реклама

Opium Opium

 

2015

Cockroach Cockroach

 

2013

Spellbound Spellbound

 

2011

Rush Rush

 

2005

Antenna Antenna

 

2003

Poison Poison

 

2000

Tattoo Tattoo

 

1998

Whiskey Whiskey

 

1996

 

 

 

 

 

 

 
«««
»»»
Создание сайта — nettoweb
©1999 — 2018 acidjazz.ru
18+